Как побороть страх смерти с помощью гомеопатии — все о гомеопатии

Смерть как симптом

Как побороть страх смерти с помощью гомеопатии - все о гомеопатии

Агринский О.В. Сколько не рассуждай на тему смерти — этого сакрального состояния и диалектического понятия — сколько не описывай ее симптоматику, уже определение смерти, как «exitus letalis» говорит

само за себя.

Это исход. Исход жизни. Но, если вдуматься, то и исход болезни. То есть, абстрагируясь от внутреннего животного страха потери витальности, в каком-то смысле это вариант излечения от патологии. Смерть суть отсутствие жизни.

Но смерть суть отсутствие болезни, поскольку, коль жизнь представлена болезненным состоянием, то раз нет такой жизни, то значит нет и такой болезни.

*** Понятие смерти настолько многогранно отражает физический и психо-эмоциональный спектр интерактивных отношений человека с внешним миром и, в том числе, с обществом (здесь под обществом можно понимать и глобальный социум, и ближний круг родных и близких пациента, и, конечно, врача, пользующего больного, и т.д.) — настолько, что даже попытки классификации ее проявлений вытягиваются в линейку конкретных проявлений и их градаций от простой констатации факта смерти до иллюзий и сновидений на эту пугающую тему.

И на этой линейке определяются координаты практически любых знаков, окрашенных словом смерть или проявлениями смерти.

*** Для гомеопата таким масштабным мерилом обычно служит реперториум. Например, реперториум J.T. Kent’а.

В нем присутствуют и мысли о смерти, и страх смерти, до помешательста.

MIND — DEATH — presenti-ment of — calmly thinks of death (СОЗНАНИЕ — СМЕРТЬ — предчувствие — спокойно думает, размышляет о смерти) zinc.

MIND — INSANITY, madness — threatening destruction and death (СОЗНАНИЕ — ПОМЕШАТЕЛЬСТВО, БЕЗУМИЕ, сумашествие, бешенство — нависшая, неминуемая разрушение, гибель или смерть) — TARENT.

И сны о смерти.
DREAMS — DEATH — dying — he has to die (СНЫ — СМЕРТЬ — умирающий — он умирает) nit-acid., sil.

И страх смертельной болезни и ужас неминуемой смерти. И ощущение смерти и ожидание смерти.

MIND — DEATH — sensation of (СОЗНАНИЕ — СМЕРТЬ — ощущение, чувство aesc., Agn., Ars., camph., cann-i., cench., cic., Graph., kali-br., kali-n., nux-v., op., Phos., Plat., sil., verat.

MIND — DEATH — dying, sensation as if (чувство, словно умирает, кончается) — acon, lyss, Sep, Sil, vesp (следом сноска перекрестной рубрики Delusions — dying [умирающий] — he)

GENERALS — WEAKNESS — death, as of approaching (ОБЩИЕ — СЛАБОСТЬ — словно от приближения смерти) Arsen., oleander. И приближение смерти, и ее приход, и сам процесс угасания жизни или агония.

MIND — UNCONSCIOUSNESS — lies as if dead (СОЗНАНИЕ БЕЗ СОЗНАНИЯ — лежит, как мертвый — arn.

MIND — DEATH — agony before death (агония перед смертью) — ACON, gels, plat. (следом сноска перекрестной рубрики Ailments — death).

И сама смерть, как явная, так и мнимая.
GENERALS — DEATH APPARENT (ОБЩИЕ — ЯВНАЯ СМЕРТЬ) Acet-acid., arn., bell., china., coloc., laur., merc., nit-acid., phos-acid., phos., stram.

Причем и неотвратимость, и неминуемость отражается в симптоматике не только абстрактно, но и в определении вполне обозримого и предсказуемого отрезка времени. В том числе и самим больным.

MIND — DEATH — presentiment of — soon and that she cannot be helped; believes that she will die (СОЗНАНИЕ — СМЕРТЬ — предчувствие — скорой и что ей никто не сможет помочь; уверена, что она должна умереть) Agn.

MIND — PROPHESYING — predicts the time of death (ПРОРОЧЕСТВУЕТ, ПРЕДСКАЗЫВАЕТ — предсказывает время своей смерти) — ACON., Arg-n.

Вплоть до euthanasia (эвтаназия [эйтаназия] — легкая смерть, безболезненный уход из жизни, умерщвление неизлечимых больных — phos.).

*** Для врача такой плюрализм проявлений этого понятия — клиническая задача: разъять манифестации данной сущности! Что это? Психо-эмоциональные перверсии внешнего восприятия и внутреннего ощущения, за которыми душевная болезнь, а не действительно деструктивный процесс умирания? Или такая сила страданий — не приводящих к смерти, но дающих пациенту ощущения ее скорой неминуемости? Или действительно имеющий место физический уход пациента? Со слов Ганемана (Органон пар. 10):

«Он — покойник (мертвый, труп), и теперь подчиняется только силам внешнего физического мира; он распадается, и вновь разлагается на свои химические составляющие (составные части)».

***
Исключительность значения этого слова (смерть) и в действиях, которые должны за ним следовать (или не следовать), и в настроенности на смысл этого слова (как врача, так и больного).

*** Но мне хочется здесь отступить от привычного клинического осмысления этого понятия, этого термина… Настолько его суть шире и глубже всех сформулированных для него определений. И не только из-за обособленности статуса пациента, когда возникает это слово в оценке этого статуса.

В первую очередь в осознании статуса врача, оперирующего понятием смерти, применительно к ипостасям жизни.

*** В перечне нозологий смерть, наверно, единственная, которой не досталось места, и для диагностики которой оказывается достаточно одного единственного симптома — отсутствие признаков жизни — и мало того, что достаточного, но к тому же и патогномоничного. Что делать, но факт — это то состояние, к которому единым вектором стремится и болезнь, и здоровье.

Причем, увы, независимо от усилий врача. Это та категория, с которой необходимо считаться, оценивая силу лекарств, которые в большей степени союзники смерти, чем жизни, при взаимодействии с больным (да и со здоровым) организмом.

Смерть как симптом может появиться в мыслях или на устах больного вначале, как иллюзия или как страх (или даже у здорового — скажем у ребенка или подростка), и утвердиться в той боли, которая сопровождает накопившуюся несостоятельность нашего бренного существования.

И сила этого симптома подогревается порой парадоксальным и мучительным желанием продлить эту (зачастую такую же мучительную) бренность. Желанием по-человечески (да и по-животному) естественным! Хотя и разным по силе при той или иной патологии, или в том или ином возрасте!

Желанием жить, соседствующим с парадоксальными психо-эмоциональными реакциями, в виде мрачных оттенков суицидальной мотивации, или смертельного ужаса ощущения (осознания) неминуемости, или агональной материализации смерти.

*** Смерть как симптом должна требовать от врача в последнюю очередь действий, а в первую очередь — мыслей о том, к чему эти действия могут привести?

Не превратят ли лечебные мероприятия акт последнего и стойкого излечения в кромешный и мучительный ад — ад может быть более страшный, чем тот, что уготован нам после смерти.

***
Что делать, но человечество, цепляясь за жизнь, множит болезнь, противясь тому естественному исходу, который целительно проводит селекцию потенциальной жизнеспособности будущих поколений, вымарывая порок на всех этапах онтогенеза — от внутриутробного до сенильного, от семейного до социального и национального.

***
Смерть как симптом — это Божий перст! И порой препятствовать этому указующему персту для врача равносильно потаканию гордыни, возносящей посвященного лекаря над Божьим промыслом.

*** Обязанность врача, его долг — следовать за природой, а не за цивилизацией.

Его долг — не продлевать муки — явные физические и скрытые гедонистические, а избавлять от мук, ибо больной сам не в состоянии понять, чего он хочет, может и должен желать (болезнь трансформирует не только восприятие, но и трезвый анализ). Ведь человек, отравленный цивилизацией и в этим омороком порабощенный, в массе своей желает патологии.

А врачебный долг — избавлять человека даже от гипотетических признаков возникновения патологических проблем.

*** Поскольку все пороки общества взращены человеком, а избавление от них, как физически, так и социально, окрашено нравственными законами, которым эта патология не соответствует, то в общепринятом рациональном пути развития социума скрыта аллопатическая сущность, которая доминирует и в социальной медицине, и в государственных гигиенических актах. Там, где болезнь могла быть остановлена, там где на уровне НЕвынашивания плода или вследствие другой причины бесплодия НЕ вызревал бы деструктивный плод, там где множатся и безо всякого карантина сохраняются аморальные социальные группы, где накапливаются деструктивные генуинные пороки (СПИД, наркомания, гомосексуализм и пр.), уже генетически ведущие к самоуничтожению — там материальная цивилизация и физически, и социально ставит природе заслон в виде псевдогуманного патронажа под маской (а правильнее сказать под личиной) мнимой курабельности.

И врач, подчиняясь социальной доктрине, сам поддерживает торпидное течение этих моровых язв, бережно сохраняя глобальную патологию, поглощающую кое-где еще сохранившиеся семена здорового генофонда.

*** Врачебный долг повсеместно подменен, где страхом, где самоуверенностью ограниченного или извращенного знания. Долг перед чужой жизнью, подменен страхом за свою. Предназначение, дар исцеления, данные врачу, как посвященному, стали средством к существованию. А дар нельзя продать.

Торговать даром?..

*** Для людей врач — это жрец, священник, иерей… Но цивилизация превращает веру души в религию государства, а таинство врачебного искусства в технологию унитарной профессии. Гиппократ уподобил служение врача факелу. Огню очистительному. Все начинается и заканчивается в огне. Жизнь человеческая — это только вспышка! Яркая, как молния. Или слабая, как огонек сигареты.

И паутина может вспыхнуть, как порох, и осветить, пусть и на мгновение, тьму кромешную. А старое ватное одеяло может тлеть часами и дольше, распространяя зловоние. Вспышка жизни. Миг смерти. И в растлении жизни — уже с рождения тлен смерти. Где смерть как симптом. И кому, как не гомеопату известно, что и как надо делать.

Читайте также:  Запах крови в носу - все о гомеопатии

Именно у него в руках дар знания, как излечить жизнь, и как не множить болезнь.

Именно гомеопат знает, не должен забывать сам и обязан проповедовать другим, что в патогенезе каждого лекарства, испытанного изначально природой, а затем врачами, уже заложено руководство к действию — действию, которое основано на истинном подобии патологии и препарата и в котором духовному и физическому излечению способствует даже смерть как симптом.

ЛИТЕРАТУРА

1. БИБЛИЯ. Книги священного писания Ветхого и Нового Завета. Российское Библейское Общество, 1998. 2. Boericke W. Homoeopathic Ma-teria Medica. Second Brotish Edition, 1993. 3. Clarke J.H. The Prescriber.The C.W.Daniel Company Ltd. Health science press.

Ninth edition (completely revised and reset), 1972. 4. Hahntmann S., Organon, Sixth edition. B.Jain Publisher PVT.Ltd, 1996. 5. Kent J.T. Repertory of the homoeopathic Materia Medica. B.Jain Publisher PVT. Ltd, 1993. 6. Vermeulen F. Synoptic Materia Medica. Merlijn Publishers.

Nether-lands, 1992.

7. Vithoulkas G. Materiа Medica viva. Homeopathic Book Publishers. London. 1995-1998. Volumes 1-6.

Источник: http://www.gomeopathya.ru/articles/smert-kak-simptom.html

преодолении страха. панических атак при помощи гомеопатии и биооргономии

В ноябре 2012 на города Израиля посыпались ракеты из сектора Газа. Волны страха, напряжения и паники покатились по стране. Человек реагирует на состояние окружающей среды при помощи органов чувств: слуха, зрения, обоняния, ощущений. Звук сирены противовоздушной обороны, взрывы ракет вызывают страх, панику, шок, истерию.

Человеческие реакции заразительны, люди влияют друг на друга, усиливая взаимный страх, панику, беспокойство. Состояния, повторяющиеся изо дня в день, становятся хроническими. Некоторые люди, как они думают, привыкают к обстрелам, некоторые явно входят в невротическое состояние.

Посттравматический синдром в явной и скрытой форме охватывает широкие слои населения. Особенно ему подвержены люди с несформированной или слабой психикой: женщины и дети. Независимо от того, что человек о себе думает, его тело и энергосистема реагирует на взрывы в окружающей среде.

Продолжительное (повторяющееся) травматическое энергетическое воздействие снижает энергетику человека в целом.

Проверка биополя (методом биооргономии) человека с устойчивой психикой ( в среднем) показала:

  • Обычная жизнь, до сирены ПВО – нормальное состояние биополя – 100%
  • Во время сирены ПВО – интенсивность биополя снижается до 16%
  • Во время взрыва ракеты – биополе перекрыто, практически не ощущается.

Чем дольше перекрыто биополе человека, тем слабее в нем циркуляция, что сказывается на физическом и душевном самочувствии. Во время взрывов ракет биополе человека перекрывается неосознаваемым страхом смерти, разрушений.

Когда биополе человека практически не ощущается, он становится уязвим для энергетических возбудителей болезней, которые могут прицепиться только к слабому полю, для множества энергетических паразитов. Энергетически ослабленный человек становится безвольным, уязвимым, открытым болезням.
Своевременность оказания помощи по восстановлению циркуляции в биополе очень важна.

Устойчивая циркуляция энергии в биополе – лучшая профилактика от заболеваний, гарантия уравновешенного эмоционального и психического состояния. В статье идет речь о преодолении страха, панических атак энергетическим способом при помощи гомеопатии и биооргономии.

В настоящей ситуации в Израиле мы с коллегами работаем с гомеопатическими препаратами Aconite 200 C, Arnica 200 C, Ignatia 200 C и другими проверенными на практике гомеопатическими средствами первой помощи при шоке, испуге, страхе, панической атаке, психических и физических травмах.

Гомеопатический препарат устраняет болезненные симптомы и возвращает человека в сбалансированное состояние.

Источник: https://www.vita-bio.com/pervaya-pomosh-preodolenie-straha-panicheskoy-ataki/

Гомеопатия: шарлатанство или врачевание?

Автор: Иерей Дионисий Мартышин

История и основные положения гомеопатии

     Гомеопатия — метод лечения, который всегда вызывал много споров. На протяжении своего существования гомеопатия прошла своеобразный путь. То она получала признание как метод лечения, то ее предавали анафеме. И по сей день не утихают споры о месте и значении гомеопатии в современной медицине.

Что такое гомеопатия, принципы и причины ее использования — все это можно наилучшим образом объяснить при помощи истории ее открытия. Итак, когда все это началось? Некоторые принципы того, что мы теперь считаем гомеопатией, были известны в Древней Греции.

Гиппократ, древнегреческий врач, дал определение двум видам лечения. Он заметил, что некоторые медикаменты вызывают симптомы, противоположные тем, что вызывает болезнь (противоположность), а другие лекарства порождают те же симптомы, что и сама болезнь (подобие).

Таким образом, Гиппократ пришел к заключению: то, что имеет силу вызывать страдание, также имеет силу исцелять. Парацельс, знаменитый швейцарский врач и ученый шестнадцатого века, ввел много фармацевтических препаратов, он оживил идею лечения подобного подобным и отрекся от идеи лечения противоположным.

В подтверждение он говорил: «Никогда горячая болезнь не лечится чем-то холодным, а холодная чем-то горячим. Но происходит так, что подобное лечит подобное».

    Слово «гомеопатия» в дословном переводе обозначает «подобная болезнь», оно происходит от греческих слов «гомео» — подобный и «патос» — болезнь. Гомеопатия сформировалась как метод лечения более 200 лет назад в Германии, ее основоположник — немецкий врач Христиан Самуэль Ганеман (1755–1843).

В экспериментах Ганемана основанием для поиска лекарственных средств стал принцип подобия, то есть для лечения той или иной болезни он искал средство, могущее вызвать аналогичные явления в здоровом организме.

Иными словами, если лекарство вызывало болезненные явления, то оно было потенциальным средством для лечения такой же патологии в больном.

Ганеман уловил сходство между симптомами малярии и симптомами, вызываемыми хиной в здоровом организме, он провел многочисленные опыты с другими лекарственными веществами и предложил новую терапевтическую систему по подобию. Её лозунгом стало Similiа Similibus curantur — подобное лечится подобным.

Во всем мире растет популярность гомеопатии, но особенно широко она распространена в Германии, Франции, Великобритании, США и Индии. В настоящее время гомеопатия переживает новый подъем, начавшийся в конце 80-х годов, что связано с возрастающим интересом врачей и пациентов к щадящим методам лечения, выработкой новых подходов к гомеопатическому лечению, привлечением наукоемких технологий в производстве препаратов.

Философия гомеопатии и православное богословие

     Мы подошли к вопросу о существенном содержании гомеопатии и её философско-богословскому осмыслению. Болезнь человека есть следствие первородного греха, в результате которого человек не только подвержен болезням, но и смерти. Для святого Кирилла Александрийского «человечество после греха адамова поражено недугом порчи».

Смертность или просто смерть всегда, со времен христианской древности, виделась космическим недугом, неверный выбор, совершенный Адамом, обернулся страстью, порочностью и смертностью. Воля и разум Адама были едины в Боге, так как истинное назначение свободы заключается в свободном движении по направлению к Творцу.

Тем самым Адам и Ева были целомудренны, в полном смысле этого слова, целостны в стремлении разума и воли. Человек любил добро и стремился к нему, не зная внутренних колебаний между добром и злом. Тело человека представляло собой совершенное и послушное духу орудие. Оно было свободно от болезней, немощей и разрушительного воздействия внешних стихий.

А в результате греха воля избирает одно, разум — другое. Происходит раскол, дробление человека, следовательно, гармония и здоровье утрачиваются. Так учит нас православное богословие, а что же на этот счет утверждает гомеопатия? В чем сущность болезни? Предлагаем вниманию наших читателей ряд размышлений из области гомеопатии. «Основа жизненного процесса — наличие воли и способность мыслить.

Совокупность этих двух начал — воли и разума — и является внутренней жизненной силой, которая контролирует и регулирует все процессы в физическом теле. Гармонию между волей и разумом мы называем здоровьем, нарушение гармонии — болезнью. Мы не будем здесь выяснять, что предшествует внутренней жизненной силе. Скажем лишь, что она была сотворена Господом, и этого нам вполне достаточно.

Я думаю, теперь вам становится понятно, что ничто в нашем мире не существует без причины и все созидательные процессы направлены в сторону исполнения Высшего предназначения. Эта жизненная сила, присутствие которой делает сложную смесь простых веществ живым организмом, и есть то, что называют «душой», — размышляет один из авторитетных гомеопатов в США Джеймс Тайлер Кент (1849–1916).

Человеческий дух богоподобен именно в силу своей способности «животворить плоть» — такой богословской позиции придерживается православное богословие. А вот что по этому поводу пишет «отец» гомеопатии Самуэль Ганеман: «Материальный организм без этой жизненной силы не способен ни к каким-либо впечатлениям, ни к деятельности, ни к самосохранению.

Только нематериальная динамическая сила, присущая материальному организму в здоровом и больном его состоянии (жизненная сила), может управлять всеми его ощущениями и отправлениями». Можно много говорить о том, что стимулирует и «одухотворяет» организм, но причиной всего в мире гомеопатия признает Бога.

При помощи жизненной силы Творец дает возможность осуществить всем одухотворенным существам их высочайшее предназначение. Как мы видим, основы гомеопатии — это не безбожный материализм и оккультизм, а разумное понимание мира в свете религиозного Откровения. И вряд ли развитая медицина в традиционном понимании будет нам говорить о Боге, душе, воле и разуме.

Скорее о микробах, инфекции и синтезе материи, в то время как гомеопатия утверждает то, что организм человека имеет духовную основу, подтверждает этот факт и развивает это в своих исследованиях. Попытаемся поразмыслить о причине болезни в свете гомеопатии. Существует какое-то препятствие к излечению больного. Ганеман назвал его «миазмом».

«Миазм» — препятствие процессу исцеления, вызванное болезнями, наследственными или приобретенными. Слово «миазм» в переводе с греческого означает зараза, загрязнение. Ганеман считал, что жизненная сила организма «загрязняется» или «заражается» чем-то, что мешает организму справиться с болезнью.

Читайте также:  Причины болей в области шеи и затылка и их лечение - все о гомеопатии

Этимологически «миазм» означает не только микробное заражение, но и «заражение, загрязнение или запятнание души». Небезынтересным будет размышление о болезни и ее связи с первородным грехом греческого гомеопата современности Георгия Лукаса: «Псорический миазм — это болезнь (состояние), которая имеет не внешнее происхождение, это «внутренняя» болезнь.

Псорический миазм имеет связь с первородным страхом смерти и желанием. Первородный страх смерти существует в каждом человеке с момента его рождения. Первородный страх смерти объясняется органической способностью сознания человека понять и осмыслить законы Вселенной. Итак, для псорического миазма характерно присутствие первородного страха смерти и одновременно его неприятие.

Сама мысль о прекращении существования становится для человека невыносимой». Таким образом, гомеопатия отражает мысль православного вероучения, так как смерть не свойственна человеку, сотворенному по образу и подобию. Для человека смерть противоестественна и смертность есть зло. И только с грехопадением человека и в природе смертность получает трагический и зловещий смысл — природа как бы отравляется трупным ядом человеческого разложения. В этом мы видим единство взглядов гомеопатии и богословия, что врожденная боязнь смерти, «препятствия к исцелению», болезнь есть последствия грехопадения, привнесенные в нашу природу грехом.

     Как видно из вышеуказанного, гомеопатия и богословие имеют точки соприкосновения и даже некое единство мнений прежде всего в том, что тело есть жилище души, ее материальный носитель, посредством которого невещественное начало живет и действует в материальном мире.

Таким образом, можно сделать вывод, что гомеопатия не отвергает духовную основу жизни и строения тела человека, а болезнь и ее причину находит в первородном грехе.

Следовательно, противостояние болезни есть противостояние последствиям грехопадения, а духовно-нравственное совершенствование человека при этом есть верный путь к полному оздоровлению, единству души и тела.

Эффекты гомеопатии и действие лекарств

«Гомеопатия заставляет организм активизировать внутренние механизмы борьбы с болезнью. Гомеопаты исходят из предположения о том, что человеческий организм является сложнейшей саморегулирующейся системой. По разным причинам может происходить сбой в такой самонастройке, и тогда наступает состояние болезни.

Лечить симптомы болезни занятие неперспективное, приносящее сиюминутный эффект. К примеру, когда в результате поломки из вашего телевизора начинает струиться дым, никто же не разгоняет его с усердием, не предпринимая при этом других действий. Все понимают: чем дольше существует причина неисправности, тем глубже будет повреждение.

Проявления болезни, как и дым в моем примере, — всего лишь указания для нас, переводящие в область сознания неосознаваемые изменения во внутренних органах, мышцах, костях и т.п.,» — прекрасно размышляет известный петербургский врач-гомеопат Борис Тайц.

Гомеопатия же считает, что все лечение должно строиться по одному, единственно верному при хроническом заболевании принципу — стимуляции недостаточно выраженных защитных реакций организма.

Прежде всего, нужно отметить, что гомеопатия не является одним из видов народной медицины, как, например, фитотерапия, с которой гомеопатию путают более всего.
 

Гомеопатия — это вид терапии, имеющий свои основные принципы:

1. Подобное лечится подобным (принцип подобия).

2. Принцип использования малых доз.

3. Потенцирование (динамизация) веществ с целью получения гомеопатических лекарств.

4. Учет индивидуальной картины болезни.

     Лечебный арсенал гомеопатии состоит из веществ растительного, животного и минерального происхождения. Попытаемся рассмотреть лекарства в гомеопатии, их изготовление, а, следовательно, и влияние на организм.

При изготовлении потенцированного гомеопатического лекарства берем первоначальное вещество, разводим его в девяти или в девяноста девяти частях воды или алкоголя и встряхиваем раствор. Так получаем первое десятичное и сотенное разведения. Берем одну часть полученного раствора и снова разводим его в девяти или девяноста девяти частях воды или алкоголя, встряхиваем.

Так получаем второе десятичное или второе сотенное разведения. Этот процесс можно повторить многократно. Каждое разведение будет отличаться от предыдущего в количественном отношении и, конечно, в качественном.

Мы может сделать разведение такой степени, при которой в растворе не останется и следов первоначального вещества, и при этом оно не утратит свои лечебные свойства. Таким образом, мы видим, что в данном случае у нас в руках лекарство, которое уже качественно отличается от предыдущих разведений.

Действие гомеопатического лекарства осуществляется не за счет количества, а за счет качества. Ведь лекарства как материал не уничтожаются, а только приобретают новые свойства. Многие из тех, кто не признает гомеопатию, не понимают именно этот момент, считая, что ничтожно малые дозы не могут действовать на организм.

Они причисляют гомеопатию к разряду знахарства, а то и шарлатанства, объясняя эффект гомеопатического лечения самовнушением. Некоторыми учеными сформулирована модель действия гомеопатического лекарства, которая состоит в том, что атомы водорода распределяются в растворе таким образом, что их расположение напоминает молекулярное строение первоначального вещества.

Другими словами, первоначальное вещество играет роль матрицы, а растворитель способствует образованию «отпечатков, или копий» этого вещества. Несмотря на то, что эта модель очень убедительна, многие врачи современной медицины остаются при своем мнении. К большой радости гомеопатов, в последние годы появились методы, с помощью которых можно доказать, что действие гомеопатического лекарства осуществляется по законам физики.

     Как мы видим, гомеопатия требует многих и научно-медицинских и богословско-психологический изысканий.

Но одно можно сказать, что только невежество, нежелание творчески изучать гомеопатию приводит современную мысль к выводу, что гомеопатия — не только нетрадиционная медицина, но и вредная для христианского понимания мира философия.

Наоборот, научный интерес и профессиональный подход к гомеопатии может сделать эту терапию эффективной и полезной для медицины и общества в целом. «Жизненные силы» (термин С.

Ганемана) — совокупность процессов, определяющих жизнедеятельность организма, устойчивость к факторам окружающей среды, — требуют научного изучения и богословского осмысления. В этом путь к духовному и физическому оздоровлению. Синтез научной медицины и богословия могут пролить свет на многие явления нашей жизни.

Источник: http://homeopat-sam.com/-/a24

Охота за единорогом: мифы и правда о гомеопатии | Милосердие.ru

А. Е. Бейдеман, «Гомеопатия, взирающая на ужасы Аллопатии» (1857г)

Рядовой пациент не читает научных исследований, но проникается доверием к внимательному специалисту. Пожалуй, самый внимательный среди внимательных – врач-гомеопат, и это одна из самых важных причин популярности гомеопатии, побочного дитя медицины, от которого она периодически отрекается, но не решается окончательно изгнать из дома.

Внимательный врач

Христиан Фридрих Самуэль Ганеман, основатель гомеопатии

Прошло более 200 лет с тех пор, как немецкий врач Самуэль Ганнеман, неудовлетворенный состоянием современной ему медицины и результатами собственной практики, решил посвятить себя занятиям химией и фармацевтикой и неожиданно столкнулся с фактом, давшими совершенно новое направление его мысли.

Переведя статью о лечении малярии с помощью коры перуанского хинного дерева, Ганнеман решил проверить утверждение о том, что лечебное действие хинина обусловлено его вяжущими свойствами. Другие вяжущие вещества, рассуждал Ганнеман, не лечат малярию, а значит, есть еще что-то, характерное исключительно для хинина, обеспечивающее его полезный эффект.

Испытав лекарство на себе, врач установил, что у здорового человека хинин провоцирует симптомы, сходные с проявлениями малярии, и пришел к выводу, что его лечебное действие обусловлено именно этим подобием.

«Если вещество вызывает определенный набор симптомов у здорового индивида, то оно способно излечить больного, страдающего от данного набора симптомов», – этот принцип стал краеугольным камнем гомеопатии.

Механизм действия гомеопатии, по Ганнеману, заключается в том, что препарат вызывает своего рода лекарственную болезнь, которая является ответной реакцией организма на непривычный раздражитель, поэтому в случае подобия лекарственной и натуральной болезней эта ответная реакция преодолевает не только лекарственную болезнь, но и то заболевание, по поводу которого было назначено лечение.

Препаратом гомеопатии может стать практически любое органическое или неорганическое вещество, извлеченное из живой и неживой природы: экстракты частей растений, животных, минералов.

Некоторые из них совершенно очевидно вредны в значительных дозах, поэтому Ганнеман стал их разводить и постепенно пришел к тому, что разведение, сопровождающееся «потенцированием» (встряхиванием пробирки), высвобождает «витальную силу» вещества, делая его более эффективным в борьбе с заболеванием.

Важным принципом классической гомеопатии является тщательное изучение всех особенностей физического и эмоционального состояния пациента.

Гомеопат тратит часы на выяснение подробностей того, как спит пациент, как работают его органы пищеварения, в каких ситуациях он потеет, а в каких, наоборот, мерзнет, что вызывает у него радость, а что – тревогу.

Ему важно знать обо всех физических травмах и эмоциональных потрясениях, пережитых его подопечным с рождения, а еще лучше – с момента зачатия в утробе матери.

Врач назначает одно гомеопатическое средство и наблюдает за развитием реакции на него, а затем на основе наблюдений вносит коррективы по ходу лечения.

Читайте также:  Колхикум - все о гомеопатии

По мнению многих, такое внимание к пациенту само по себе является целительным, снижает уровень стресса, высвобождает гормоны, несущие ощущение благополучия.

Общепринятую, «ортодоксальную» медицину гомеопаты до сих пор часто называют аллопатией, то есть лечением противоположностью: инфекции – антибиотиками, воспаления – противовоспалительными, судороги – противосудорожным лекарствами.

На самом деле, это не вполне верно, так как принцип воздействия подобным в официальной медицине тоже применяется. Например, психостимулятор Риталин избирательно используют для подавления возбуждения, с которым больной не может справиться из-за того, что «выключен» центр торможения.

Парадоксальным образом именно «включение» центра торможения при помощи возбуждающего активного компонента позволяет успокоить перевозбудившегося пациента.

Официальная медицина в цивилизованных странах опирается на законы физики и химии, на научные знания о том, как устроен организм человека, какие факторы являются причинами заболеваний, какие терапии могут повлиять на эти факторы и привести к полному или частичному выздоровлению, каков механизм их действия – в этом главное ее отличие от гомеопатии.

Лекарственные препараты в современном мире разрабатываются в научных лабораториях, проходят испытания и на их основании сертифицируются государственными агентствами. (Этот процесс, разумеется, далеко не идеален, но это отдельная тема).

Таким образом, главная претензия к гомеопатии со стороны ее критиков – это отсутствие четкого научного описания механизма ее действия, а также и самих доказательств того, что эффект применения гомеопатической терапии превышает эффект плацебо.

Лошади и гомеопатия

Титульный лист книги «Пять принципов гомеопатии» Джеймса Комптона Бернетта (Лондон, 1888), с автографом автора. Фото с сайта archive.org

Сами гомеопаты несколько расходятся в этом вопросе.

Одни рассуждают так: за 200 лет метод снискал огромное количество поклонников, массив описанных фактов излечения пациентов говорит сам за себя, зачем нужны еще какие-то доказательства? Другие же вполне согласны с тем, что научные свидетельства эффективности гомеопатических средств нужны, и при этом утверждают, что они существуют, причем вполне убедительные. Мы их рассмотрим позже, сначала приведем всего несколько рассказов врачей и пациентов об эффективности гомеопатического лечения из великого множества, передающихся письменно и устно.

Британский врач конца XIX века Джеймс Комптон Бернетт врачебному делу учился в Вене, затем вернулся в родной Глазго и практиковал там.

Будучи в глубоком кризисе после смерти одного из юных пациентов Барнхилльской больницы, Бернетт поделился с другом, врачом Королевского лазарета Альфредом Хоуксом, своим разочарованием в современных медицинских методах, на что Хоукс посоветовал ему обратиться к гомеопатии.

Бернетт отнесся к его совету скептически, однако решил попробовать гомеопатический препарат Аконит для лечения часто встречающейся простудной лихорадки. (Юный Джорджи, смерть которого так потрясла доктора, умер от плеврита, осложнения от простуды).

Все дети, поступавшие в больницу с жаром, находились в одной палате до выяснения точного диагноза. Бернетт приготовил препарат и велел сиделке дать его пациентам на одной половине палаты. На следующее утро доктор с удивлением обнаружил, что «аконитная» половина пациентов больше не страдала от жара.

В отличие от своих сотоварищей, дети играли на своих кроватках и радовались жизни. Кроме одного малыша: у него оказалась корь, а не простуда. Маленького пациента перевели в специальную палату для кори, остальные же через два-три дня отправились домой.

Бернетт продолжил эксперимент. «То же самое повторялось изо дня в день: те, которые получали Аконит, обыкновенно через сутки или двое суток находились на пути к выздоровлению, исключая только те сравнительно редкие случаи, когда простуда оказывалась предвестницей какой-нибудь специфической болезни, как-то: кори, скарлатины, ревматической лихорадки; на них Аконит очень мало влиял.

Большинство же случаев представляли настоящие простуды, которые Аконит излечивал сразу, хотя малютки обыкновенно становились бледными и, как я потом узнал, очень сильно потели. Дети же, находившиеся на неаконитной, правоверной стоpоне, были в худшем или в том же самом положении, и были переведены в больницу большей частью с локализованными воспалениями, катарами, корью и проч.

…Однажды я не мог сделать своих обычных обходов… и, когда я опять пришел утром в детскую палату, сиделка показалась мне какой-то сдержанной и с несколько притворной покорностью сообщила мне, что, по ее мнению, можно отпустить всех больных. «Это почему?» – спросил я.

«Да так как вас, доктор, не было ни в воскресенье, ни вчерашний день, то я давала ваше противолихорадочное средство всем; право, я не могу более видеть ваших жестоких опытов; все вы, молодые врачи, только производите опыты». Я только сказал: «Хорошо, впредь давайте это лекарство всем вновь поступающим».

Так и делалось до моего оставления должности, и результатом этого лечения Аконитом было обыкновенно быстрое понижение температуры, а затем выздоровление».

Джеймс Бернетт, как и многие гомеопаты конца XIX – начала XX века, описывает множество успешных случаев из своей практики, его статьи и свидетельства других авторов конца XIX – первой половины XX века нетрудно найти и почитать в сети. Обратимся, однако, к современности.

На одном из родительских форумов мама американского мальчика, страдающего аутизмом, рассказывает, как никто из врачей и психологов не мог справиться со страстью ее сына забираться на высокие предметы и прыгать с них.

Пятилетний ребенок не осознавал опасности, и его невозможно было оставить одного ни на минуту без того, чтобы не подвергнуть риску тяжелой травмы. Канадский гомеопат Рудольф Верспур прислал этой женщине по почте препарат Tarentula Hispanica (приготовляемый из ядовитого паука тарантула), после приема которого мальчик в течение 8 часов успокоился и перестал стремиться к прыжкам.

Членистоногое сырьё Tarentula Hispanica. Фото с сайта ecoticias.com

Британка Мэри Смит страдала от неизлечимого гематологического заболевания. Перепробовав все средства, имеющиеся в арсенале современной медицины и не добившись успеха, врачи развели руками. Врач-гомеопат предложил ей лекарство на основе обычной пищевой соли. Постепенно Мэри поправилась, не сомневаясь при этом, что именно гомеопатия спасла ей жизнь.

Осенью 2008 года на Кубе был использован гомеопатический препарат Lepto nosode для защиты 2,5 миллионов граждан от лептоспироза, вспышка которого ожидалась вслед за тропическим наводнением.

Защитный эффект значительно превзошел результаты обычной иммунизации: всего 10 инфицированных и ни одного летального исхода против тысяч больных и многих смертей в предыдущие годы при обычной вакцинации.

Гомеопатический препарат был приготовлен институтом Финлея, который является разработчиком вакцин для Кубинского здравоохранения и вообще работает в системе официальной медицины, а отнюдь не альтернативной.

В Москве большой популярностью пользуется гомеопатическая клиника Любови Лурье. Любовь Еремеевна закончила Первый московский медицинский институт имени Сеченова и в течение 10 лет успешно занималась хирургической практикой.

Однако когда сама она заболела тяжелым гайморитом, ей не помогли ни операция, ни самые сильные антибиотики. Тогда заведующий отделением, в котором Любовь Еремеевна работала, предложил ей попробовать гомеопатию.

Она согласилась, хотя гомеопатия в те времена не поощрялась и врачи не афишировали свою практику.

Любовь Лурье рассказывает, что облегчение наступило в течение нескольких дней после принятия препарата, и ей удалось довольно быстро поправиться. Так возник у нее интерес к гомеопатии.

Она тщательно изучала предмет, начала практиковать, в 1990-е организовала школу классической гомеопатии в Москве, и сейчас продолжает работать вместе со своими коллегами.

Любовь Еремеевну часто рекомендуют друг другу родители на детских форумах как внимательного и глубокого человека и отличного специалиста.

«Наши основные пациенты – это собаки и лошади, – говорит британский ветеринар-гомеопат Марк Эллиот, – но мы также лечим кошек, небольших грызунов, кроликов, морских свинок и даже рептилий; я лично вылечил слона от артрита, а мои коллеги – жирафа.

Метод работает для всех видов, так же как и для человека».

Особую гордость Эллиота вызывает тот факт, что при помощи гомеопатических препаратов ему удалось излечить 80% пациентов-лошадей, страдавших гипофизарным базофилизмом (тяжелое нейроэндокринное заболевание, вызываемое раком мозга).

Итак, мы имеем массив данных. Но как же бить с научными доказательствами? Есть ли они?

Лечение или самовнушение?

Фото с сайта popsci.com

Удивительно, но есть. Почему удивительно? Потому что большая часть исследователей, получивших свидетельства эффективности гомеопатических препаратов, бралась за эксперименты с целью доказать, что гомеопатия не работает.

Доктор Дэвид Рейлли, преподаватель медицинского факультета университета Глазго, был убежден в том, что действенность гомеопатии не превышает эффекта плацебо.

В самом деле, гомеопатические дозы препаратов не просто малы для того, чтобы хоть как-то влиять на пациента.

При широко использующихся высоких разведениях лекарств в препарате (будь то жидкость, порошок, либо сахарная гранула) нет ни одной молекулы исходного лечебного вещества.

Рейлли решил исследовать воздействие высоких разведений пыльцы-аллергена на 35 больных сенной лихорадкой, дав препарат примерно половине из них, а остальным – просто сахарные горошины. Эксперимент был двойным слепым, то есть ни сами пациенты, ни наблюдавшие за их самочувствием медики не знали, кто принимал препарат, а кто – плацебо.

По утверждению Рейлли, результат явился шоком для научного коллектива: в группе, принимавшей препарат, улучшения, совершенно определенно, проявились сильнее, чем в группе плацебо. Рейлли перепроверил результат с помощью<\p>

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/ohota-za-edinorogom-mify-i-pravda-o-gomeopatii/

Ссылка на основную публикацию